?

Log in

No account? Create an account
26 Октябрь 2008 @ 21:00
Барабан фортуны. 20 октября 1970 года в СССР состоялся первый тираж государственной лотереи «Спортлото». Вскоре за вращением в лототроне пронумерованных шаров заинтересованно наблюдали миллионы. Стратегии, сулящие немалый по тем временам выигрыш, оживленно обсуждались на страницах популярных журналов.

Лотерей и сегодня хватает. Технических новинок, способных облегчить задачу азартного игрока, появилось немало. Но достаточно ли компьютерной грамотности, чтобы сорвать большой куш или нужно обладать какими-то сокровенными знаниями?

Из-за «ласточки-блондинки» Александр Перевалов регулярно ссорился с женой. Причем еще до того, как ласточка у него появилась — в 1983 году. Просто процесс ухаживания за Фортуной стоил семейному бюджету десятки рублей в месяц, а то и больше. Но как только новая любовь Александра заняла свое место в гараже, в семье воцарились мир и полное взаимопонимание.

Александр Перевалов, пенсионер: «Стал покупать, были выигрыши по рублю, по три, а тут — бабах! А вот, сколько выиграл, не скажу, зарок. Нельзя — удачи не будет».

«Бабах — и выиграл» — это для азартных, для большинства. Когда у Александра Перевалова бабахнуло, Константин Тимошенко как раз перешел на третий курс Бауманки и слушал лекции по теории вероятности. Рука пытливого студента потянулась к бумаге и карандашу. Удача разложилась в серию мудреных графиков и вычислений, но вдруг сделалась послушна.

Константин Тимошенко, инженер-электронщик: «Оказывается, что вероятность выпадения 90–95 % комбинаций равна, скажем, вероятности падения еще одного Тунгусского метеорита в то же место. То есть их черкать смысла нет. И тут вы становитесь Микеланджело, который отсекает все лишнее от глыбы мрамора, чтобы получить статуэтку».

Зачеркивая номера по системе, Константин зарабатывал рублей 50–60 в месяц. Стипендия студента превратилась в советскую зарплату инженера. Поверив алгеброй Фортуну, он не добился только двух вещей: профессор математики так и не поверил, что схема работает, и джекпот сорвать не удалось.

В Страну Советов лотерея вернулась в своем вещевом варианте. Когда купить за деньги было нечего, кроме билетов тиража, в ход шли какие угодно призы. Осоавиахим, например, разыгрывал противогазы, мелкокалиберные винтовки и воздушные экскурсии над великими стройками индустриализации. Азартные игры с населением не долго были под запретом.

Михаил Жарков, начальник отдела общественных связей компании — организатора лотереи «Гослото»: «Сначала большевики решили, что все это не для нас, мол, происки буржуазии и так далее. А потом отношение изменилось — деньги понадобились».

Золотой век советской лотереи наступил в 1970 году. В «Спортлото» играли миллионы. Кибернетики ловили удачу с помощью первых вычислительных машин, остальные — методом тыка, морского боя и гадания на кофейной гуще.

Виктор Ивонин — один из отцов-основателей «Спортлото». Уж он-то точно знал, какие шансы у ловцов удачи. Настолько точно, что спустя пару лет решил прибавить оптимизма тем, кто 6 из 49 ловить уже отчаялся.

Виктор Ивонин, бывший начальник управления лотерей Спорткомитета СССР: «6 из 29 — это один крупный выигрыш на 14 миллионов. Мы тогда создали 5 из 36, там крупный выигрыш на 370 тысяч вариантов — это совсем другое соотношение».

Новая лотерея «Гослото» начнется с варианта 6 из 45. Возможно, потом появятся и другие, смотря сколько азарта проявит население России, изрядно разочарованное множеством игровых махинаций 90-х годов.

На лотерейном билете 1923 года — официальная треугольная печать и подписи ответственных товарищей из губкомиссии. Такие средства защиты у жителей Страны Советов вызывали безусловное доверие. И сейчас ставка делается на официально-государственный статус лотереи. Ведь ее устроителям предстоит решить сложную, так скажем, психолингвистическую проблему и убедить жителей страны постсоветской в том, что это устройство называется все-таки лототрон, а не лохотрон.

Из современного лототрона шарики вынимает не октябренок и не комсомолка. Их ловит автоматическое устройство вроде пылесоса. Все данные обрабатывает компьютер, ставки принимает сканер.

Сергей Михеев, генеральный директор компании, победившей на тендере по организации лотереи «Гослото»: «Гарантом честности и прозрачности лотереи является то, что она государственная. Нас контролирует Министерство финансов».

Исторически лотереи во всем мире проводятся в благотворительных целях. Так были построены Гарвардский университет и Британский музей. Практически весь спорт в Италии тоже живет на лотерейные деньги. Но в этих странах играет около трети всего населения.

В Советском Союзе на отчисления от «Спортлото» удалось провести всю Олимпиаду-80, за счет бюджета только строили олимпийские объекты. А вот на Сочи современных игроков не хватит. Сейчас в России в лотереи верит только 5 % населения. И азартных денег на спорт планируется отдавать заметно меньше.

Виктор Ивонин, бывший начальник управления лотерей Спорткомитета СССР: «Очень большие деньги от „Спортлото“ шли на спорт. Если сейчас в законе о лотереях написано, что на благотворительные цели — 10 % от объема реализации, то от „Спортлото“ мы отдавали до 34 %».

Хотя вопрос не в процентах отчислений, а в количестве игроков, которых получится заинтересовать. Они ведь создают тот объем, с которого идут отчисления. Константин Тимошенко, теперь уже не студент с бумажками, быстро просчитал, при каком призовом фонде он снова начнет вычислять свою удачу.

Константин Тимошенко, инженер-электронщик: «Если будет достойная система, буду играть обязательно».

И Александр Перевалов тоже не прочь поймать себе новую «ласточку».

Александр Перевалов, пенсионер: «А кто его знает! Вдруг еще раз — и новая будет „блондинка“?»

Пока объявленный джектпот — сто миллионов рублей. Один итальянец на минувшей неделе выиграл столько же, только евро.

Репортаж корреспондента НТВ Юрия Кучинского.